Красивые смешные стихи

Я думала мир черный и белый,
Кистью своей художник умелый
Положил два мазка,
Мазок для земли, мазок- небеса.
Вся жизнь для него – только пятно,
Оттенков в нем нет- пустынно оно.
Как черный квадрат на белой стене,
Как молнии блик в чернеющей мгле.
Клал он мазки один к одному,
Все черным и белым казалось ему,
И солнце, и тучи, и весь кругом свет-
Черный и белый, других цветов нет.
Вся жизнь для него – только игра,
Черных и белых дней череда.
Он может плакать, может смеяться,
До других чувств ему нельзя прикасаться.
Смеется с иронией, плачет без горя,
Зачем Земля носит такого?
Он рад бы любить, но ему не дано,
Нельзя мир делить на что-то одно.
Рисуй мир таким, каким видишь ты,
Клади мазки, избегай пустоты.


Я не знаю, что мне делать,
Как мне быть на этот раз?
Телефон свалился в белый
И красивый унитаз!

Унитаз в стиле барокко
И невиданной красы,
Но и телефон – «Sirocco»,
Стоит полторы косых!

Может быть, залезть рукою?
Но сюда все ходят срать!
Невезение какое,
Вот непруха, вашу мать!

Позвонить на «Нокью» смело
И спросить про телефон –
На хер из железа делать,
Если плыть не может он?..

Не поможет… Слезы пуще…
Но отдам я дань ему –
Сяду и насру погуще –
Не достанься ж никому!!!


Всех женщин сразу в жены мне не взять.
Эх, знать бы признак, чтобы выбирать!
Худышка будет холодна в постели.
Толстушка в дверь проходит еле-еле.
Весёлая окажется гулящей,
А с грустной с..кс раз в месяц, и не чаще.
С холодной заработаешь ангину.
С горячей – расцарапанную спину.
Быть рядом с длинноногой не с руки,
когда она наденет каблуки.
Та, что умна – обманет без труда.
Жить с глупой – это тоже ерунда.
Красивая легко уйдёт к другому.
А страшная – позор родному дому.
Вот и приходится, как ни крути,
Смотреть лишь на размер груди…


Молитва студента:
Избавь меня, Боже,
От декана рожи,
От контрольной близкой,
От оценки низкой,
От зачета стремного,
От стакана неполного,
От похмелья наутро
И от пары занудной,
От работы курсовой,
От лабы чумовой,
От задания индивидуального,
От друга в стельку пьяного,
От скуки и тоски,
От ответа у доски,
От нехватки друзей,
Да пивка мне налей,
Дай еды до отвала,
Чтоб плохо мне стало.
Дай мне выспаться сладко
В своей теплой кроватке.
Отвлеки, Боже, препода,
Чтобы шпор не заметил он.
Укажи мне на экзамене легкий билет,
Чтоб его лишь учил я, остальные нет.
Зачет мне, о Боже, схалявь.
Степуху немножко прибавь.
Сессию отодвинь.
Вот и все… аминь…


Провидица Агния Барто
Мы сегодня в цирк поедем!
На арене нынче снова
С дрессированным Медведем
Укротитель дядя Вова.
От восторга цирк немеет.
Хохочу, держась за папу,
А Медведь рычать не смеет,
Лишь сосет потешно лапу,
Сам себя берет за шкирки,
Важно кланяется детям.
До чего забавно в цирке
С дядей Вовой и Медведем!


Идет девчушка молодая
И ноги прямо от ушей,
А у моей жены короче,
Такие ноги бы моей…
А вот блондинка с пышным бюстом,
Размера пятого, поди…
А у жены там почти пусто —
Да жаль, что бог не наградил…
У этой попка, словно персик,
А у жены поменьше чуть.
Вот так с работы возвращаюсь,
Чтобы жене в глаза взглянуть.
Звоню. Она открыла двери.
Смотрю и радуюсь судьбе:
Родная, можешь мне не верить,
Все время думал о тебе


Однажды в горячую летнюю пору
Я шел по бархану: был зной очень лют.
Гляжу — поднимается медленно в гору,
Нагруженный тяжко, двугорбый верблюд.
И шествуя важно, как конь на параде,
Верблюда ведет под уздцы бедуин —
В больших чувяках, в долгополом халате,
В высоком тюрбане, а сам — с карабин.
“Салям, правоверный!” “Ступай себе с миром!”
“Уж больно ты грозен, как я погляжу!
Откуда верблюд?” “С каравана, вестимо.
Отец, слышишь, грабит, а я отвожу.”
Вдали раздавался призыв муэдзина…
“А что, у отца-то, богатый гарем?”
“Гарем-то богатый, да только мужчины —
Отец мой да я. Задолбались совсем!”
“А как тебя кличут?” “Али Бен Махмудом.”
“А кой тебе годик?” “Аллах разберет!”
“Иди же, шайтан!” — рявкнул он на верблюда,
Рванул за уздцы и потопал вперед.


Эта дура встала,
Волосенки почесала,
Сонно в ванную ползет
-Там ее подарок ждет.
Не в горшке, а как обычно
На пол я наделал лично.
Пусть позлится, убирая
-С добрым утром, дорогая!
Подождал, покуда Эта
Поползет из туалета.
Я – под ноги. Oп, споткнулась!
Получилось! Навернулась!
Вышла завтракать старушка,
Наливает кофе в кружку,
Дикий мяв – и все дела
-Получилось! Разлила!
Ладно, можно отдохнуть,
Пару строк в дневник черкнуть,
Запишу, себе не льстя:
Утро прожито не зря.


Моя сорокпятая девушка любила меня очень преданно.
Моя сорокпятая девушка минет очень здорово делала.
Почти что, как тридцатьчетвертая, но лучше, чем двадцатьдевятая.
Как третья была упертая, но красива была, как десятая.
Ее грудь была больше шестнадцатой, ее ноги седьмой красивее.
И как с пятой и девятнадцатой, каждый раз забывал ее имя я.
Как вторую любил эту стерву я и старался не обижать ее.
Когда спрашивала — Я твоя первая?
Отвечал ей — Нет, бл..ть! сорокпятая!!!


Плюс пять. Потоп. Зиме п..здец.
Мороз и солнце отменили.
Небес раскисший холодец
Исполнен сырости и гнили.

Плюс пять на уличном табло.
И мрачно корчит образины
Народ, потративший бабло
На шипование резины.

Да что там. Каждый о своем,
Своя у всякого обида:
Среди торговцев пуховьём
Растут попытки суицида…

По стокам, в сторону реки,
Ревут потоки мутной жижи,
И в голых парках мудаки
Об землю стёсывают лыжи.


Страницы: 1 2 3