• Post category:Цитаты

Кто способен вынести вторжение Кали во всей ее неистовой силе и огненной божественности? Лишь человек, которым уже обладает Кришна.


Природа порой приходит в ярость от собственного сопротивления, и тогда она разрушает мозг, чтобы высвободить вдохновение; ибо в этом случае усилиям ее противостоит, главным образом, равновесие среднего мозга, поглощенного материей. Не обращай внимание на безумие такого рода и используй во благо вдохновение таких безумцев.


Гений – это первая попытка Природы освободить бога, заключенного в отлитой ею человеческой форме; самой форме приходится пострадать в этом процессе. Поразительно, что трещин при этом образуется так мало и они столь незначительны.


“В гениальных людях всегда есть что-то ненормальное и эксцентричное.” А почему бы и нет? Ведь природа гения отличается от привычной нормы, а центр его души смещен по сравнению с центром души обычного человека.


Трагедии сердца и тела – это плач детей из-за мелких бед и сломанных игрушек. Улыбнись про себя, но утешь детей; и прими участие, если можешь, в их игре.


Поэты много писали о смерти и бедствиях внешнего мира; но единственная подлинная трагедия – это поражение души, а единственный настоящий эпос – это триумфальное восхождение человека к божеству.


Власть благородна, когда она выше гнева; разрушение величественно, но утрачивает свое величие, когда происходит из мести. Оставь и то, и другое, ибо это удел низшего человечества.


В неведении своем я полагал, будто гнев бывает благородным, а месть великой; теперь же, когда я смотрю на Ахиллеса в его эпическом неистовстве, я вижу очаровательное дитя в очаровательном приступе ярости – и радуюсь и забавляюсь от всей души.


Стяжающий лишь для себя самого стяжает зло, пусть даже и назовет его раем и добродетелью.


Блаженство – это удел, назначенный человечеству Богом; сначала добудь это высочайшее благо для себя, чтобы затем раздать его без остатка своим ближним.


Хорошо, если ты испытываешь сострадание ко всем живым существам; плохо, когда ты становишься рабом собственной жалости. Не впадай в рабство ни к кому, кроме Бога, – даже к самым светлым Его ангелам.


Бог направляет человека, а человек отступает от пути истинного; высшая природа наблюдает за блужданиями низшей смертной природы. Вот путаница и противоречие, которых мы должны избежать, обретя единство в себе – только тогда сможем мы прийти к ясному знанию и верному действию.


Жизнь и деятельность достигают наивысшего расцвета и навеки обретают для тебя законченный смысл, когда ты приходишь к умению символизировать и проявлять во всем – в каждой мысли и в каждом действии, в искусстве, литературе и жизни, в обретении богатства, в обладании им и в его использовании, в собственном доме, в правительстве и в обществе – Единого Неумирающего в Его низшем смертном бытии.


Человек животный – это темный стартовый рубеж, современный природный человек – замысловатое перепутье многих дорог, но человек сверхприродный – вот лучезарная и запредельная цель нашего человеческого странствия.


Род человеческий достигает наибольших высот в своем развитии, когда наиболее решительно утверждает перед Природой свою значимость, свободу и универсальность.


Веданта же говорит: “Человек, по природе и сути своей ты един с Богом, в душе ты един с твоими ближними. Так пробудись и устремись к своей высочайшей божественности, живи для Бога в себе и в других”. Это учение, прежде доступное лишь немногим, ныне должно предложить всему человечеству, дабы оно могло обрести свободу.


Средневековое христианство говорило человечеству: “Человек, в своей бренной жизни ты – греховная тварь и червь пред Господом; так отринь же эгоизм свой, живи ради грядущего блаженства и предай себя на попечение Господа и Его служителей.” Ничего хорошего из этого не вышло. Современная наука говорит человечеству: “Человек, ты смертен, и пред Природой ты просто муравей или червяк, жалкая пылинка на просторах вселенной. Так живи же ради Государства и отдай себя, подобно муравью, на попечение умудренного правителя или научного специалиста”. Принесет ли это учение больше пользы, чем первое?


Религия и философия стремятся освободить человека от его эго; и тогда царствие небесное внутри нас естественным образом воплотится во внешнем мире в образе божественного града.


Болезнь будет неизменно возвращаться в тело, если в душе сохраняется изъян; ибо пороки разума – это скрытая причина пороков тела. Точно так же нищета и неурядицы всегда будут преследовать человека в обществе, пока ум человечества остается во власти эгоизма .


Не стоит тешить себя мечтой, что с избавлением от материальной нищеты люди станут намного счастливее и довольнее или общество освободится от своих недугов, неурядиц и проблем. Это лишь самое первое необходимое условие. До тех пор, пока остаются изъяны внутри, то есть в организации души, вовне всегда пребудут волнения, хаос и революция.


Нищета не более необходима для жизни общества, чем болезнь для здорового тела; порочный жизненный уклад и незнание нашей истинной организации в обоих случаях становятся пагубными причинами расстройства, которого можно было бы избежать.


Приятие нищеты может быть благородным и благотворным в отдельном сословии или отдельной личности, но становится губительным и обедняет жизнь, лишая ее богатства и широты, если противоестественным образом превращается во всеобщий или национальный идеал. Афины, а не Спарта, представляют собой прогрессивную модель человеческого общества. Древняя Индия, воплощавшая идеал великого изобилия и великой расточительности, была величайшей из стран. Жизнь нынешней Индии, тяготеющей к всеобщему аскетизму, невероятно оскудела, а сама страна лишилась силы и пришла в упадок.


Вальмики, наш древний эпический поэт, упоминает в числе признаков справедливого и просвещенного общества не только всеобщее образование, нравственность и духовность, но также и то, что “не будет вынужденных питаться грубой пищей, все будут коронованы и помазаны и никто не будет обделен роскошью”.


Существование нищеты доказывает несправедливость нашего дурно устроенного общества, а вся наша общественная благотворительность есть не что иное, как запоздалые и еще слабые угрызения совести в грабителе.


Логика – худший враг Истины, как ханжество – худший враг добродетели; ибо первая не видит своих заблуждений, а второе – своего несовершенства.


Истинны лишь те мысли, противоположные которым равно истинны в свой срок и в своей области; бесспорные догмы – самые опасные разновидности лжи.


Если Господь влечет меня в небеса, то, даже если Он другой рукой пытается удержать меня в аду, я должен стремиться ввысь.


Если Господь назначил мне место в аду, то непонятно, зачем я должен стремиться к небесам. Он лучше знает,что нужно для моего благополучия.


Говорят, что Евангелия – это вымысел, а Кришна – творение поэтов. В таком случае, возблагодарим Господа за этот вымысел и низко поклонимся творцам.


История знает четыре великих события: осада Трои, жизнь и распятие Христа, изгнание Кришны во Вриндаване и его беседа с Арджуной на поле Курукшетра. Осада Трои породила Элладу, изгнание во Вриндаване породило религию преданности и любви (ибо прежде были только медитация и поклонение), Христос со своего креста научил Европу человеколюбию, беседе на поле Курукшетра еще предстоит освободить человечество. И тем не менее, говорят, что ни одного из этих четырех событий не было.


Порой приходишь к мысли, что подлинное значение имели лишь те события, которых никогда не было; ибо в сравнении с ними все исторические свершения кажутся какими-то тусклыми и незначительными.


Поразительно! – немцы опровергли существование Христа; и тем не менее, его распятие до сих пор остается более значительным историческим событием, чем смерть Цезаря.


Некоторые утверждают, что Кришны никогда не было, что он миф. Они имеют в виду на Земле; потому что если бы Вриндавана не существовало вообще, не была бы написана Бхагавадгита.


Люди влюблены в грех; когда они видят того, кто выше порока и добродетели, они проклинают его и кричат: “О, ты попиратель основ, бессовестный и безнравственный!” Именно поэтому Шри Кришна все еще не живет во Вриндаване.


Люди до сих пор влюблены в скорбь; когда они видят того, кто выше горя и радости, они проклинают его и кричат: “О ты, бесчувственный!” Именно поэтому Христос до сих пор распят на кресте в Иерусалиме.


Благословенно будь, о Несчастье; ибо ты открыло мне лик моего Возлюбленного.


О Вселюбящий, порази меня! Если Ты не сделаешь этого сейчас же, я буду знать, что Ты не любишь меня.


Атеист – это Бог, играющий с Собою в прятки; но отличается ли от него теист? Что ж, пожалуй, ибо он увидел тень Бога и ухватился за нее.


Того, к чему я стремлюсь или что считаю правильным, не происходит; из этого ясно следует, что нет Всемудрого, который управлял бы миром, а есть лишь слепой Случай или жестокий Произвол.


Я видел дитя, играющее в грязи, и то же самое дитя, умытое матерью и сияюще чистое, но каждый раз меня охватывал трепет перед его совершенной чистотой.


Я забыл, что такое порок и что – добродетель; я вижу только Бога, Его игру во вселенной и Его волю в человечестве.


Наполеона называли тираном и имперским головорезом; мне же виделся воинственный Бог, шагающий по Европе.


Господь – великий и жестокий Мучитель, потому что Он любит. Вам этого не понять, ведь вы не видели Кришну и не принимали участия в Его играх.


Сэр Филип Сидни сказал как-то о преступнике, которого вели на казнь: “Если бы не милость Божья, это шел бы сэр Филип Сидни”. Будь он мудрее, он бы сказал: “Вот, по милости Божьей, идет сэр Филип Сидни”.


Идеал древнего индийского общества требовал от жреца добровольного отречения от мирских удовольствий, чистоты, учености и безвозмездного обучения общины; от правителя – ведения войн, управления, защиты слабых и готовности отдать свою жизнь на поле брани; от купца торговли, прибыли и благотворительной помощи общине; от работника – труда на благо всех остальных ради материального благоденствия общины. В качестве награды за его служение оно освобождало его от дани в виде самоотречения, крови или богатства.


Помогай бедным, когда бедные рядом; но также стремись и прилагай усилия к тому, чтобы вообще не было бедных, нуждающихся в твоей поддержке.


Не разбрасывай повсюду подаяние, выставляя напоказ свое милосердие; понимай и люби всех, кому помогаешь. Пусть в тебе происходит становление души твоей.


Живи внутренней жизнью; да не возмутят твой покой события внешнего мира.


Добродетель и порок были созданы для того, чтобы душа твоя развивалась в борьбе; но плоды их принадлежат Богу, существующему по ту сторону порока и добродетели.


В провидении Бога нет зла – одно лишь добро или процесс его становления.


При виде зла, вносящего свою лепту в общее благо мира, и добродетели, причиняющей порой вред, страдает душа, очарованная добром. Пусть это не смущает и не печалит тебя – лучше ищи и обрети спокойное понимание образа действия Божия в человечестве.


Жалость можно приберечь (пока душа твоя различает) для страдающих животных; человечество же заслуживает от тебя чего-то более высокого: ему нужны любовь, понимание, дружба, помощь равного и брата.


Чрезмерно превозносить одну из добродетелей – пусть даже сострадание – в сравнении с остальными значит закрыть собственной рукой глаза мудрости. Бог же всегда движется к гармонии.