Одесские и еврейские анекдоты


— Сарочка, вы таки излишне оберегаете своего сына.
— Таки Сара Коннор как-нибудь сама разберется.


Умирает старый еврей Рабинович. Жить осталось считанные минуты, и вдруг он почуял запах с кухни. Подзывает он своего внука и говорит:
— Ицик, пойди на кухню и посмотри: по-моему, баба Циля готовит фаршированную рыбу…
Проходит время, внук возвращается и говорит:
— Да, ты прав. Но бабушка сказала, что это на потом….


В Одессе умер Изя. Родственники решают, как бы подешевле сообщить об этом печальном событии родным в Израиль. Придумали и послали телеграмму «Изя — всё». Через день приходит ответная телеграмма: «Ой!».


— Скажите, ребе, а в субботу с парашютом прыгать можно?
— Прыгать можно, но парашют открывать нельзя.


Евреи самые большие оптимисты: ещё не знают, что вырастет, а уже обрезают.


— Товарищ Рабинович, вы любите Родину?
— Конечно люблю! От всей души!
— А вы готовы отдать за нее жизнь?
— Вы меня, конечно, извините, но кто же тогда будет любить Родину?


К барону Ротшильду приходит врач, чтобы принять роды у его супруги.
Осмотрев баронессу, врач говорит:
— Ну, что ж, барон, время еще есть. Мы с вами пока можем сыграть в карты, чтобы вы не нервничали. Когда будет пора идти принимать роды, я вам скажу.
Врач и Ротшильд садятся играть и через пятнадцать минут слышат стон баронессы:
— Oh, mon Dieu!.. Oh, mon Dieu!
Еще рано, говорит врач и продолжает спокойно играть в карты. Прошла еще четверть часа, и из спальни снова раздаются стоны баронессы, теперь уже более громкие:
— Oh, mein Gott… Oh, mein Gott!
— Еще рано, — останавливает врач барона, который было устремился в спальню на помощь супруге.
— Я вам скажу, когда придет время.
Через пятнадцать минут из спальни доносится истошный вопль баронессы:
— Ох, где этот идиот?!
Вот теперь — пора! — говорит врач, встает и идет мыть руки.


Рабинович поймал золотую рыбку. Обрадовался и стал думать, какие три желания загадать. И так думает, и этак. И все больше трех желаний получается. Задумался Рабинович: как бы не просчитаться! И тут рыбка ему жалобно:
— Слышь, Рабинович!
— Ну, что тебе?
— Знаешь, ты лучше зажарь меня!


— Абрам, где ты достал себе такой КОСТЮМ?
— В Париже…
— А это далеко от Бердичева?
— Ну, примерно, две тысячи километров будет.
— Подумать только! Такая глушь, а как шьют хорошо!


— Алло, это Одесса?
— А вы как думаете?
— Это Рабинович?
— А что?
— Вы знаете, что в Нью-Йорке умер ваш дядя?
— И все мне?
— Вы знаете, сколько за ним долгов?
— Послушайте, куда вы звоните?


Сидят двое нищих. Перед каждым из них шляпа и картонка с надписью. У одного: «Подайте бедному еврею», у второго: «Подайте инвалиду войны». Шляпа первого пуста, а в шляпе второго куча денег. Прохожий подходит к еврею, кидает рубль и говорит:
— Слушай, смени надпись, иначе останешься голодным.
Когда прохожий ушел, еврей повернулся к своему соседу и сказал:
— Ты слышал, Хаим?! Он будет учить нас коммерции!


— Кто таки поставил свой красный «ламборджини» на входе? Ни зайти, ни выйти! Я спрашиваю, чей он?
— И шо ты орешь, Моня? Это же твой!
— Знаю, просто может кто не в курсе!


Едут в поезде два еврея. Старый думает: «Интересно, кто такой мой сосед? Еврей может ехать либо в Одессу, либо в Жмеринку. Он не может ехать в Одессу, так как он слишком молод. Значит, он едет в Жмеринку. В Жмеринку можно ехать или на похороны или на свадьбу. Насколько я знаю, в Жмеринке никто пока не умер. Значит он едет на свадьбу. У него нет подарка, значит он едет на свою свадьбу. В Жмеринке можно жениться на Софе или на Сарочке. Насколько я знаю, Сарочка уже вышла замуж. Но на Софе может жениться только полный идиот!»
К молодому соседу:
— Простите, вы не сын Рабиновича?
— Да, а как вы догадались?
— Я не догадался, я вычислил!


Одесса, ранний вечер. Молодой человек собирается на встречу с девушкой.
— Боря, я тебя на человеческом языке прошу, возьми фонарик!
— Мама, ну зачем, на улице еще совсем светло…
— Так это сейчас светло, а потом уже будет темно… Ты шо, хочешь устроить соревнованию с твоим братом Сёмой?
— И шо Сёма?
— А Сёма тоже не хотел брать на свидание фонарик — и сам наблюдаешь, кого он привел в нашу квартиру!


Еврейская женщина русской
Отличный урок преподаст.
Коня на скаку перекупит,
Горящую избу продаст.


— Софочка, я прочитала, что для похудения нужно уголь активированный пить?
— Циля, чтобы похудеть, уголь нужно не пить, а разгружать.


У входа в синагогу табличка: «Войти сюда с непокрытой головой — такой же грех, как прелюбодеяние». Ниже дописано: «Я пробовал и то, и другое — разница колоссальная!»


Израиль. Мошав (совхоз). Разговор двух соседей:
— Яаков, можно я воспользуюсь твоей газонокосилкой?
— Да, Эли, но только в пределах моего участка…


Одно питерское семейство, давненько отвалившее на “историческую родину”, решило показать, родившемуся уже в Израиле, ребёнку, город предков. Натурально, прибыли в славный город Санкт-Петербург, провели восторгающееся дитя по мостам-дворцам, привели в Летний сад. Где, собственно, развернулись события…
Надо заметить, что дитя получилось — чистый ангел: огромные, небесного цвета глазищи, роскошные, совершенно белые кудри…Не мальчик – кукла. К тому же, развитый не по годам. А проживает он с родителями в славнои городе Нацрат-Илит, т.е. Верхнем Назарете.
И вот, по Летнему саду гуляя, отвлеклось дитя на какую-то старушку, вполне богомольного вида, с кряхтением пристраивающуюся на скамеечке.
Родители прошли вперёд, а общительный, как все пятилетки, мальчуган, пристал к бабусе…
“Что, болит? бабушка?”- спросил мальчик.
“Да”,отвечала бабка,”старенькая я, спину ломит, ноги не ходят…” и, почуяв благодарного слушателя начала рассказ о хворях и горестях.
В паузе, мальчик поднял на неё свои огромные, сострадающие глаза и, очень искренне сказал:
“Бабушка, я хочу, чтоб у тебя больше никогда, ничего не болело!”
Растроганная бабулька спрашивает: “Откуда ж ты такой хороший?”
“Из Назарета, бабушка…
Бабка, закатив глаза, сползла по скамеечке…


— Фима, мы едем в отпуск!
— И таки куда, если не секрет?
— Едем туда, где «всё включено» — к маме!


Страницы: 1 2