Старые советские анекдоты

 

На нашем сайте собраны старые советские анекдоты. Читаем, улыбаемся, а может даже и смеемся!

 

 

 


Один товарищ опоздал на партсобрание. Он входит на цыпочках и присаживается с краю. Вдруг он замечает, что у всех — веснушки.
— Что, спущено указание насчет веснушек? — тихо спрашивает он соседа.
— Да не, — отмахивается тот, — просто один беспартийный в вентилятор насрал.


Три способа, которыми советские программисты достают программное обеспечение: воровство, грабеж, и обмен награбленным.


Сессия ООН по разоружению.
Делегат из СССР:
— Мы решили в одностороннем порядке сократить производство атомных бомб, и сэкономленные ресурсы направить на производство синтетической резины.
Аплодисменты. Сообщение ТАСС через шесть месяцев:
— Не желая более терпеть постоянные провокации со стороны Китайской Республики, но руководствуясь при этом гуманными соображениями, Советский Союз сбросил на Китай резиновую бомбу. На сегодняшний день, потери китайской стороны составляют два миллиона человек. Бомба продолжает прыгать.”


Француженка, прогуливаясь по Москве, свалилась в канализационный люк.
Выбравшись, она возмущенно завопила:
— Неужели нельзя было огородить опасное место красными флажками?
— Мадам, когда вы пересекали границу СССР, вы видели вдоль нее красные флаги? Чего ж вам еще надо?


На пресс-конференции Лигачева спрашивают:
— Вы главный специалист в Политбюро ЦК КПСС по сельскому хозяйству. Скажите, пожалуйста, по каким причинам до сих пор в стране не выполнена Продовольственная Программа?
— По биологическим.
— Как это — по биологическим?
— Дело в том, что в СССР скотина, в отличие от людей, в неволе не размножается.


— Какую поэзию любит Андропов?
— Пушкина за его слова: “Души прекрасные порывы!”


В Варшаве на углу улицы Брежнева и улицы Косыгина встречаются два еврея.
— А при Пилсудском мы все-таки ели мясо!
Проходят годы, и они снова встречаются на том же углу, но это уже угол улиц Мао Цзе-дуна и Лю Шаоци.
— А при Советах мы все-таки ели!
Проходят еще годы, и они снова встречаются на том же углу, но это уже угол улицы Лумумбы и Кваме Нкрума.
— А при китайцах нас все-таки не ели!


Мужик помер, попал на тот свет, встречает его Брежнев, Андропов и Черненко:
— Ну как там дела в СССР? Кто сейчас генеральный?
— Горбачев, он перестройку делает.
— Перестройку… А кто его поддерживает в Политбюро?
— А его не надо поддерживать — он сам ходит.


Гражданская война. Идет призыв в Красную армию. Парень явился на медкомиссию и стоит совершенно голый, а перед ним, за столом комиссия.
— Геморрой есть?
— Ась?
— Геморрой спрашиваю есть?
— Ась?
— Повернись задом и наклонись!
Поворачивается и наклоняется.
— Ясно, нет. Комсомолец?
— Ась?
— Комсомолец?
Парень снова поворачивается и наклоняется.


— Как английской “Интеллидженс сервис” удалось поймать в Лондоне советского агента, считавшегося неуловимым?
— Было приказано схватить человека, который выйдет из общественного туалета, на ходу застегивая ширинку.


Однажды чукча захотел стать генеральным секретарем ЦК КПСС. И стал.


Первый:
— Нет, у нас в СССР и воздух пока еще чистый, и зерна на дорогах навалом, и воробьев не бьют.
— Чего же ты сюда летел?
— Почирикать охота, братцы!


— Чем отличается шизофреник от неврастеника?
— Шизофреник точно знает, что нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме, неврастеник вместе со всей страной идет к рынку и от этого нервничает.


— Существует ли перлюстрация писем в СССР?
— Нет. Но доставка писем с антисоветским содержанием не производится.


Из служебной характеристики времен СССР: “За хамской манерой обращения с коллегами и несносным характером у товарища Коровкина скрывается нежная, легко ранимая душа и природная скромность”.


К министру пробивается женщина, требует себе квартиру:
— Я с вами спала, товарищ министр.
— Когда, где?
— На XXIII съезде, в третьем ряду.


Анджеле Дэвис в СССР очень понравился фильм “Чапаев”. Особенно место: “Вот всех белых вырежем, и настанет счастливая жизнь!”


Во времена застоя. На один завод должна была приехать иностранная делегация. Директор собрал всех рабочих и предложил завтра всем приодеться, не выражаться, и на обед взять из дому что-нибудь приличное, чтоб не ударить лицом в грязь. После ухода делегации директор опять собирает рабочих и выражает им свою благодарность.
— Вижу, — говорит — что вы и на самом деле не плохо живете, у всех есть колбаса-сервелат и апельсиновый сок и шоколад на десерт, а вот Сидоров вообще зажрался: принес целую банку черной икры и ел столовой ложкой. И вообще позволяет приходить на работу в нетрезвом виде, вот у него глаза все красные. Ну что Сидоров, откуда деньги то?
А Сидоров и отвечает:
— Не товарищ директор, я вообще не пью. А глаза красные, потому что всю ночь всей семьей из селедок глаза выковыривали.


Построили новое метро. Открывают линию строители, все приглашенные. По радио объявляют:
— Станция “Хрущевская”, Переход на станцию “Самогоновская” с выходом на кукурузное поле. Следующая станция
“Брежневская”.
Едут. Машинист объявляет:
— Станция “Брежневская”. Переход на станцию “Питейная” с выходом на “Малую землю”. Следующая станция “Андроповская”.
Едут дальше.
— Станция “Андроповская”. Переход на станцию “Чекистская” с выходом на Петровку, 38, с конфискацией имущества.


Дирекция театра, не выполнявшего финансовый план, дала такое объявление: “Состоится концерт из десяти номеров. Зрители, которым не понравился последний номер, смогут деньги за билеты получить обратно”. И как результат — полный зал!
Под конец концерта конферансье объявляет:
— А теперь оркестр ОГПУ исполнит “Интернационал”!


Страницы: 1 2 3 4