• Post category:Стишки

Твой сын просил, чтоб спела перед сном.
Но ты хлопот вечерних не успела
Закончить в срок, и был не прибран дом.
Лишь в спешке чмокнула и даже не присела
На краешек кровати. Он сопел,
Уткнувшись носом в плюшевого мишку.
Так много было всяких разных дел,
И некогда укладывать мальчишку…
Уже большой — чего там, не малыш —
Тебе самой в том возрасте не пели.
Просил — но ты сказала, что спешишь,
И нечего капризничать в постели…
Ты не успела… Много разных «не»
За это накопилось семилетье.
Сын сладко улыбается во сне
В зеленой лампы приглушенном свете…
Он вырастет, ведь так бегут года,
Свою пижамку жёлтенькую сносит.
Он вырастет, и, взрослый, никогда
Спеть колыбельной больше не попросит.


С тобой сейчас не говорю,
Боль трудно выразить словами,
Шедевра я не сотворю,
Но лучше выскажусь стихами:
Люблю тебя уже давно,
Порою кажется, что вечность,
Но вместе быть не суждено,
Корю себя я за беспечность.

Зачем сказал, что не женат?
Ты пробудил во мне надежды!
Я плачу… Этому не рад?
Ничто не будет так, как прежде!
Устала очень от вранья,
Но чувства я преодолею.
Жаль, не хватило мне чутья,
Не видела людей подлее!

Без сожалений ухожу,
Тебе удачи пожелаю.
Не строю из себя ханжу –
По сущности своей не злая.
Пусть будет счастлива жена,
Взрослеют радостные дети.
Я горечь выпила сполна,
Теперь одна на целом свете.

Надеюсь, Бог тебя простит –
Создатель очень милосердный.
Пусть даст тебе любви в кредит,
И ты научишься быть верным.
А я уйду, и вдалеке
Построю собственное счастье,
На камне, а не на песке,
И буду с мужем жить в согласии.


Сопротивляйся, не молчи, не кланяйся судьбе напрасной.
Уж лучше криком закричи, разбей в сердцах сосуд прекрасный,
И пав, на груду черепков, как на осколки своей жизни
Сумей их все же склеить вновь, собрав, все силы в организме.

Ты можешь волю дать слезам, ты можешь психовать и злиться,
Но жизнь свою послать к чертям и в преисподню опуститься
Не можешь, не имеешь прав, раз у тебя дитя родилось,
То роскоши плевать на все с его рожденьем ты лишилась.

И как, в распутстве утонув, и захлебнувшись в алкоголе
В глаза ребенку заглянуть, сумеешь ты без всякой боли,
И если даже боль тупа, и сердце тупо от похмелья,
Нельзя испытывать, нельзя, на прочность детское терпенье.

Он выдержит конечно все, тебя любить не перестанет,
Не обвинит тебя ни в чем, лишь слишком рано взрослым станет.
И если это для тебя, не повод в жизни быть упорней.
С советом опоздала я, увы,уже ты в преисподней.


Мой ребенок хочет в облака
В небе он мечтает прокатиться
На пушистых белокрылых птицах,
Но его не сбудется мечта.

А однажды посмотрев мультфильм,
В Дисней Ленд во снах уже он мчится,
С мультгероями мечты его сдружиться,
Но не сбыться никогда и им.

Мой сынишка потерял покой,
Он о море столько слышал летом,
Что теперь мечтает лишь об этом
Но мечта останется мечтой.

У фруктового стоим ларька,
Хотя что стоять с пустым карманом.
К ананасам, киви и бананам
Детские прикованы глаза.

Он уже не просит ничего,
Знает, что у мамы денег нету.
Может лишь дешевую конфету,
Не надеясь получить ее.



Господи, Страна, да что с тобой,
Твои дети только лишь родившись,
В первый раз чему-то удивившись,
Расставаться учатся с мечтой.

Как детей ты можешь разделять
На любимчиков и не любимых,
Чтоб одним казалось, что весь мир их,
У других же малое отнять.


В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали…
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело,
И, стукнувшись лбом о перила,
Собака под мост полетела…

Труп волны снесли под коряги…
Старик! Ты не знаешь природы:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце — чистейшей породы!


Мы вместе, но не рядом. Это грустно.
Неправильно. Тупая боль в груди.
Летят недели пусто и безвкусно,
Без ощущенья света впереди.

Мы вместе, но не рядом. Это больно.
А средства нет ослабить эту боль.
И руки опускаются безвольно.
Спокойствие играть — чужая роль.

Мы вместе, но не рядом. Это трудно.
Лишь в помощь — электронной связи нить.
Текут дела медлительно-занудно.
Не в наших силах что-то изменить.

Мы вместе, но не рядом. Это страшно.
Ведь с глаз долой — всегда из сердца вон…
Еще чуть-чуть — и четкий, не миражный
Судьба меж нами выстроит заслон.

О Боже! Дай хоть сутки, хоть минутку
Нам на двоих. Пусть время подождет!
Мы вместе, но не рядом. Это жутко.
Но все же лучше, чем наоборот…


Тихо бьется в мои стекла дождь —
Серая, измученная птица…
… говорят, что, если очень ждешь,
Что-то обязательно случится —

Принесут нежданное письмо,
Зазвенит звонок в притихшем доме…
…теплый ветер за моим окном
Ловит дождь в раскрытые ладони…

Ловит капли — а потом опять
Разбросает по дорожкам, крышам…
…говорят, что, если очень звать,
Это обязательно услышат —

И ответят, тихо позовут,
Успокоят светом, словом, взглядом…
…облака-кораблики плывут,
Тихие, усталые, куда-то…

В их далекой облачной стране
тоже вечер — и спешат скорее…
…в задремавшей чуткой тишине
Сердца стук становится слышнее…

Говорят, что если… очень ждешь…
Не понять такое невозможно.
…целый день выстукивает дождь
Твое имя тихо и тревожно…


Я любила его, как могла,
Я давила в себе все сомненья.
Всю я душу ему отдала,
А назад получила презренье.
Как он мог так со мной поступить —
Ведь любила его всей душою!
Так хотела я рядом с ним быть,
Только бросил меня и ушёл он.
Он ушёл от меня навсегда
И оставил в душе лишь сомненья.
И уже никогда, никогда
Не узнаю я сладких мучений.


Я люблю тебя так, как не любит никто,
И я жду тебя так, как не ждут никого.
Мне не нужен никто, лишь бы ты был со мной,
Но проходишь ты мимо, словно ты мне чужой,
А ведь знаешь, как дорог ты мне, мой родной.
Я твой образ во сне изучила давно,
Я хочу быть с тобой, пусть тебе всё равно.
Ты мне нужен, как солнце,
Ты мне нужен, как дождь,
Я к тебе подойду, пусть меня ты не ждёшь.
Посмотрю я в глаза твои, тихо сказав
Те слова, от которых прольётся слеза.
Та слеза упадёт на руку тебе,
И покажется мне, что проснулось в тебе
То красивое чувство, которое мне
Без тебя не давало жить на земле.


Розы замерзают на балконе,
Я тебе их нес, потушен свет,
Пролетит звезда по небосклону,
Этой ночью вновь тебя здесь нет.

Замерзают розы, ты не знаешь,
Потеряла след ты мой в ночи,
И снежинки тихо, опускаясь,
Будто бы ласкают лепестки.

И ношу я розы к твоим окнам,
В сердце уношу своем печаль,
Не могу я бросить эту ношу,
Розы замерзают, их мне жаль…


Язык Любви один, но множество имеет проявлений.
Он — в радуге, он — также в светотени.
Он — в солнце, ветре и земле сокрыт.
Лишь тот поймет, кто сердце для него открыл.

Кто волю дал желанию любить, летать,
От счастья петь, Любовь одушевлять.
И невозможного как не было, так нет
Для тех, кто поместил себя в ее лучистый свет.


С каких небес ты послана была?
С каких спустилась звезд — того не знаю.
Но мне лишь ты одна теперь нужна,
Себе судьбы другой не представляю.

Светлеет хмурый день с тобою вдруг,
И сердце бьётся чаще лишь от взгляда,
Как будто расцветает всё вокруг,
Когда, родная, ты со мною рядом.


А я, на свет сегодня появлюсь,
Сегодня день для моего рожденья.
Немножечко волнуюсь и боюсь,
Впервые будет каждое мгновенье.
Впервые я заплачу и вздохну,
Впервые улыбнусь во сне кому то,
На свет в окне впервые посмотрю
И видеть мамочку мою впервые буду.
Она меня, наверное, возьмет,
Обнимет нежно, к сердцу прижимая.
И песенку тихонечко споет,
Давая грудь и, на руках качая.
А за окном будут кричать «Ура!»
Пускать шары, размахивать цветами.
И целый мир будет встречать меня
С распахнутыми настежь городами.
Пора! И я стараюсь со всех сил,
Чтобы скорей прервались мамы муки.
Но …кто железный тазик подложил?
И где врачей заботливые руки?
Как быть, я уже скоро упаду
Головку разобью о таз железный
Эй, кто-нибудь, ведь я же так умру
И будет плакать мама безутешно.
Я маме в сердце ножкой постучусь!
«Я, мама, падаю, мне подстели простынку!»
Как ножке холодно, от сердца я стужусь?
Но, почему у мамы сердце – льдинка…


Вот и всё, с тобою мы расстались
Только дети общие остались,
Ты родной им, как и я родная
Грустная история такая.
Долго за тебя с тобой я билась,
Долго с пьянкою твоей мирилась,
Но любовь ты выбил сапогами,
Да своими грязными словами.
А она всё выла и хрипела
Очень жить моя любовь хотела.
Сапоги слезами омывала,
Но тебе как будто было мало.
Что за радость находил ты в этом,
Издеваясь надо мной, ответь мне?
Знать хочу я, почему так больно
Делал мне и этим был доволен.
А ты помнишь, как мы раньше жили,
Как друг друга сильно мы любили,
Как с детьми в походах мы бывали,
Пели у костра и танцевали.
Мы с тобою и душой и телом
Были в это время одним целом,
Но два разных человека уж давно,
Умещаются теперь в тебе одном.
Если трезв пришёл и взор твой ясен,
Значит мир мой снова стал прекрасен.
Шею я руками оплету,
Губы жаркие к губам твоим прижму.
Значит время дал ты мне опять,
Полюбить тебя и помечтать.
Но ты пьяным приходил всё чаще,
Видно водка, чем то была слаще.
Господи да в чём же её сила!
Что она тебя, у нас отбила.
Да отбила так, что подменила,
Стало страшно жить с тобою, милый.
Эти кулаки, ножи, угрозы
Их и дети ведь боялись тоже.
Но последней каплей, ночь та стала,
Когда дочка наша закричала.
И остались в памяти кошмаром
Твои руки у неё под одеялом.
Я ведь расставаться не хотела
Ещё долго я навзрыд ревела,
Но теперь с детьми вздохнём мы вольно,
Хватит с нас опасностей, довольно!


Дождливым вечером иду,
Глотаю слезы на ходу,
А за спиной слышны шаги,
Я знаю точно — это ты.

Зачем преследуешь меня,
Ведь я отныне не твоя.
Кричишь мне в след: «Постой»,
Ты для меня теперь чужой.

Когда-то ты любимым был,
Но ты любовь не оценил…
Тебя я видела с другой,
Ведь я жила одним тобой.

Дождинки смоют все следы,
Забуду я твои черты…
Ты будешь очень одинок,
Получишь жизненный урок.

За мной ты больше не ходи,
Прощенья слов не говори.
Наступит скоро мой рассвет,
Напишет мне другой сюжет.


Я улыбаюсь, а сердце плачет
В одинокие вечера.
Я люблю тебя – это значит
Я желаю тебе добра.
Это значит, моя отрада,
Слов не надо и встреч не надо,
И не надо моей печали,
И не надо моих тревог,
И не надо, чтобы в дороге
Мы рассвет с тобою встречали.
Вот и юность вдали маячит,
И о многом забыть пора.
Я люблю тебя – это значит
Я желаю тебе добра.
Как бы, милый, тебя покинуть,
Как мне память из сердца вынуть?
Как не греть твоих рук озябших?
Что мне надо, а что не надо?
Пусть опять ты других целуешь
И ко мне не придёшь – не беда.
Всё равно я люблю тебя, слышишь?
И любить тебя буду всегда.
Даже если случайно увижу,
Что с другою идёшь ты в кино,
Я тихонько скажу – ненавижу!
Нет! Люблю тебя всё равно!


Тихо катятся слезы из глаз
От бессилия, страха и боли …
Ты приснишься еще мне не раз.
Что ж … Во сне хоть быть рядом позволь мне.
Мне так грустно, и в сердце дожди,
И так долго забыть я старалась …
Только шепчет мне кто-то: “Ты жди”,
И я преданной вновь оставалась …
Снова письма тебе я пишу,
Но отправить никак не решаюсь…
Я люблю тебя, слышишь, люблю!
И всё больше в тебя я влюбляюсь …
Небо звездное имя твое
Мне на бархате черном рисует …
Не могу найти место свое,
И душа бесконечно тоскует.
Мне придется тебя отпустить
К той, что стала тебе дороже.
Только вот не смогу разлюбить …
А вернее – сердце не сможет …


Добрый день, дорогой ветеран!
Как живёте сегодня, родной?
Тело ноет, наверно, от ран,
Но душой Вы всегда молодой!
Вы прошли всю войну до конца,
Побеждали её день за днём,
Долг исполнив солдата-бойца,
Чтоб Победа пришла в отчий дом!
Всю войну через слёзы и кровь
Прошагали Вы, Родины сын,
Чтобы логово лютых врагов –
Штурмом взять их столицу – Берлин!
Благодарны за подвиг навек,
Что Отчизну не отдал врагу,
Чтобы мирные вёсны разбег
Брали вновь на родном берегу!
Тот победный салют всей страны
Будет в памяти нашей всегда!
Сохранить эту память должны,
Пронести её через года!
Ветеран, наш защитник родной,
Сохраним ради счастья земли
Тот огонь, что победной весной
Вы для нас, для потомков зажгли!


Вот и всё, с тобою мы расстались
Только дети общие остались,
Ты родной им, как и я родная
Грустная история такая.

Долго за тебя с тобой я билась,
Долго с пьянкою твоей мирилась,
Но любовь ты выбил сапогами,
Да своими грязными словами.

А она всё выла и хрипела
Очень жить моя любовь хотела.
Сапоги слезами омывала,
Но тебе как будто было мало.

Что за радость находил ты в этом,
Издеваясь надо мной, ответь мне?
Знать хочу я, почему так больно
Делал мне и этим был доволен.

А ты помнишь, как мы раньше жили,
Как друг друга сильно мы любили,
Как с детьми в походах мы бывали,
Пели у костра и танцевали.

Мы с тобою и душой и телом
Были в это время одним целом,
Но два разных человека уж давно,
Умещаются теперь в тебе одном.

Если трезв пришёл и взор твой ясен,
Значит мир мой снова стал прекрасен.
Шею я руками оплету,
Губы жаркие к губам твоим прижму.

Значит время дал ты мне опять,
Полюбить тебя и помечтать.
Но ты пьяным приходил всё чаще,
Видно водка, чем то была слаще.

Господи да в чём же её сила!
Что она тебя, у нас отбила.
Да отбила так, что подменила,
Стало страшно жить с тобою, милый.

Эти кулаки, ножи, угрозы
Их и дети ведь боялись тоже.
Но последней каплей, ночь та стала,
Когда дочка наша закричала.
И остались в памяти кошмаром
Твои руки у неё под одеялом.

Я ведь расставаться не хотела
Ещё долго я навзрыд ревела,
Но теперь с детьми вздохнём мы вольно,
Хватит с нас опасностей, довольно!


Здесь пол не крашен и дощат,
Скрипят протяжно половицы,
Поленья в каменке трещат,
Ну, словом, нечем похвалиться…
Но только домик этот свят,
Отсюда жизнь берёт истоки,
Здесь детство с отрочеством спят,
Их не достанет век жестокий,
Здесь наш родительский порог,
Умерших тени тихо бродят…
Отсюда целых сто дорог
В мир настоящего уводят…
Когда приеду я сюда,
Где довелось на свет родиться,
Встают ушедшие года,
Воспоминаний вереница…
Вот на берёзе под окном
Разросся гриб с названьем «чага»…
Люблю я этот старый дом,
Где первых сделано три шага…
…Мы любим матерей, отцов
И крепко помним, чьи мы дети,
Дороже всех чужих дворцов
Их ветхий дом на целом свете!
…Закрыты ставни, вход забит…
Мои родные на погосте…
Берёза старая скорбит
И ждёт детей обратно…в гости…
Тамара Куст