В аэропорту Лондона женщина возмущается задержкой рейса:
– Да я бы давно добралась до места назначения, просто вставив себе перо в задницу!!!
Клерк, слегка улыбнувшись, ответил:
– Мадам, как раз в этот момент взлетная полоса совершенно свободна…


Встретились англичанин, американец и русский. Англичанин говорит:
— У меня две виллы и две любовницы.
Американец:
— А у меня три виллы и три любовницы.
Русский:
— Скажу честно, вилы у меня одни… зато сплю я со всей деревней!


Преступники в тюрьмах кушают за счет государства, а дети в школах — за счет родителей.


Отслужив срочную службу в армии, солдат вернулся в родную деревушку. Все, естественно, обступили его и давай вопросами засыпать: что там, где там, как там. Солдат и рассказывает:
— Армия — это дебилизм!
— Это почему же? — удивились жители деревни.
— Завтра узнаете.
В четыре часа утра в деревне раздался колокольный звон. Все сельчане сбежались. Стоят в исподнем, сонные, ругаются. Выходит солдат и говорит:
— Значит так: мы с батей идем за дровами, остальным — разойтись!


Моя свекровь – как резиновая женщина. Всегда надутая…


– Ну как у тебя на работе?
– Как у Робинзона Крузо.
– В смысле?
– Все удовольствие в приходе пятницы…


Сигналом к очередной кругосветке Федора Конюхова являются слова его жены “Ой, все”.


– Боцман, корабль тонет. Подготовьте мне сосательную шлюшку.
– Капитан, вы хотели сказать спасательную шлюпку?
– Нет. Хотя шлюпку, пожалуй, тоже подготовьте.


Новый вид спорта: прыжки с шестом через Конституцию.


До сих пор не увидел ответа на главный вопрос: будет ли в новой Конституции правильный рецепт салата Оливье?


убойные до слез анекдоты читать


Колдуны могут заговорить вас от чего угодно, но только не от глупости, потому что человек заговоренный от глупости – это навсегда потерянный клиент.


Женщины как-то сразу угадывают, с кем мы готовы им изменить. Иногда даже до того, как это придет нам в голову.


Под незалежный камень газ не течет…


Еврейский мальчик спрашивает:
— А кто такой Карл Маркс?
— Экономист.
— Как и наша тетя?
— Нет, что ты. Тетя Циля старший экономист!


Приходит жена домой и видит: ее муж сидит прижавшись животом к горячей батарее и голова у него замотана полотенцем.
Жена:
— Что, Вань, заболел?
— Нет. Это я новый способ испытываю, как забалдеть без выпивки.
Я съел 200 грамм дрожжей, стакан сахара и запил литром воды. Сейчас должно забродить и выделить алкоголь.
— А зачем голова замотана?
— Чтоб крышку не сорвало.
Ушла жена на кухню готовить и вдруг слышит в комнате страшный треск.
— Что, Вань, все таки сорвало крышку?
— Нет, это днище вышибло!!!


Мужик подошел к магазину, докуривает сигарету.
Подходит девочка:
– Дяденька, подержите щеночка, пожалуйста! С ним продавцы в магазин не пускают.
Мужик согласился. 15 минут ждет, 20… Не выдерживает, заходит в магазин:
– Извините, вы тут девочку не видели?
– Я думаю, – говорит продавец, – она больше не придет. Это пятый щенок, последний…


Аэропорт:- К сведению встречающих, первая часть ТУ-134 приземляется.


У нас в стране все по-честному: Правительству – дары природы, а народу – дары волхвов!!!


Внук бабушке рассказывает.
– Я съел варение и накакал в банку.
Дед хрясь подзатыльник бабке.
– Говорил я тебе – гомно, а ты -засахарилось засахорилось.


Списали штурмана с летной работы. Поехал к жене на родину, в деревню.
Жена просит председателя колхоза взять мужа на работу, председатель и спрашивает штурмана:
— Что делать умеешь?
— Карты читаю, трассы прокладываю, считаю хорошо.
— Карты у нас только игральные, трасса одна до райцентра, а вот счетовод нужен. Видишь стадо коров в поле, сосчитай.
Штурман посмотрел на стадо, достал НЛ-10, пошуровал и говорит:
— 54.
Проверили, все верно.
— А вон на горизонте большое стадо коров, сколько?
Штурман глянул на стадо, взял НЛ-10, пошуровал и говорит:
— 327.
Проверили, опять все верно. Закусило колхозников, согнали всех своих коров, считай, говорят. Штурман взглянул, взял НЛ-10, пошуровал туды-сюды и говорит:
— 1243.
Два дня перепроверяли, сбивались три раза, но оказалось все правильно. Председатель:
— Беру тебя на работу, но расскажи, как это у тебя получается?
— Да ничего сложного, считаю количество сосков, делю на четыре и беру поправку на яйца


Две подружки:
— Ты сыр любишь?
— Нет, а что?
— Странно, а ведь такая крыса…


При виде его сердце застучало так, что лифчик расстегнулся.


В России не каждый миллионер может стать чиновником, но вот каждый чиновник – миллионером, может…


– Вань, ты погляди, турки опять против нас чего-то имеют!
– Да видать, давно по своим помидорам не получали.


Вышла из ванной и понеслась: крем для лица, крем для рук, крем для тела… Вопрос мужа убил наповал – ты вообще нафига мылась?


Объявление на публичном доме:
– Секс – слишком серьезная вещь, чтобы доверять его любителям.


— Вы знаете, что тетя Сара умерла от рака.
— Надо же, она так любила эту позу.


Солдат вернулся из армии в свой родной город. Раннее утро. Идет он по еще пустой главной и, в принципе, единственной улице, радостно—вдохновленный такой. . .
Весна, знаете ли! Подходит к цветочной палатке:
— Здравствуйте, тетя Маня!
— Ой, Ванюша, никак из армии вернулся! А возмужал—то как!
— А дайте мне, теть Маня, самую большую и красивую розу. . .
— Ээээ. . . Ты для Катьки что ль?
— Для нее!
— Ну, как бы тебе сказать. . . замужем она, в общем, Вань. . .
— Афигеть! Дайте две!


— Изя, ты будешь гинекологом, как папа?
— Нет.
— Ты хочешь стать командиром, как дед?
— Тоже нет.
(Из пьесы: “Ни в пи*ду, ни в Красную армию”)


Посреди моря на островке стоит маяк, где живет его смотритель.
Ночь, буря, в море лодка. В лодке почтальон, который везет этому самому смотрителю письмо. Гребет он, борется с волнами, матерится на всю глотку.
Наконец доплывает до берега, выпрыгивает из лодки, весь мокрый и злой и идет к маяку. Начинает барабанить в дверь ногами, орет:
– Ну ты, гад разъэтакий, выходи, я тебе, письмецо привез!
Минут через 5 открывается дверь, выходит смотритель, и почтальон обрушивает на него всю свою ярость. Мол, живут тут козлы за сто километров, ты греби тут, жизнью рискуй, потом под дверьми жди, и вообще…
Смотритель его выслушал внимательно.
– Все сказал?
– Ну, все вроде.
– Так вот, ты ори поменьше, а то еще газету выпишу.